(495) 7403654 | (925) 7403654 | (495) 7576558

титульная | карта

7403654@ksys.ru | radiouzel@li.ru

Радиохулиганство

Прежде всего, современный «живой» журнал (ЖЖ) это — хорошо забытое старое.

Существовало такое понятие (сообщество), которое называли «Радиохулиганы». Напрашивается аналогия.

Радиохулиганы — привычное зло.

Цитирую автора: Подольский Владимир UA4HLQ — http://news.cqham.ru/articles/detail.phtml?id=718

Далее, цитата:

«В пятидесятых годах двадцатого века, в связи с наступлением политической оттепели и общим ростом благосостояния граждан резко усилился интерес к радио. В прошлые исторические периоды сам факт владения радиоприёмником с одной стороны всегда мог послужить причиной доноса в соответствующие органы, дескать «из-за стенки слышна речь на несоветском языке», а с другой характеризовал обладателя как зажиточного человека.

В самом же начале войны вообще все находящиеся в частном пользовании радиоприёмники были изъяты, для облегчения борьбы с вражеской пропагандой и как ресурс комплектующих для военного производства. На случайно, после 1945 года солдаты-победители вывозили из поверженной Германии не только мотоциклы, велосипеды, швейные машинки, но и многие тысячи отнятых у населения «трофейных» радиоприёмников.

Вместе с тем, вставшая ни мирные рельсы промышленность СССР производила всё больше и больше, хотя и недешёвых, но более менее доступных аппаратов. После войны был возобновлён выпуск популярного журнала «Радио» и в эфире стали появляться коротковолновики. Однако, получение разрешения на выход в эфир сопровождала длительная и тягостная бюрократическая процедура.

Кроме того, советские коротковолновики находились под тотальным идеологическим прессом и контролем, достаточно сказать, что им до конца пятидесятых годов разрешалось проводить радиосвязи только внутри страны и со странами так называемых «народных демократий», то есть сателлитами СССР. Пережитки этого состояния сохранялись до конца социалистической эпохи в виде непременного членства в ДОСААФ, необходимости получать отдельное разрешение на работу с иностранцами и запрет на передачу в эфир даже собственного адреса и телефона. Как результат, с середины пятидесятых годов в эфире стали появляться кустарные незарегистрированные станции, но радиохулиганами их тогда ещё не называли.

В течении марта–июня 1960 года Президиумы Верховных Советов всех союзных республик приняли указы «Об ответственности за незаконное изготовление и использование радиопередающих устройств».

Ответственность предусматривалась следующая: меры общественного воздействия или административная ответственность в виде штрафа с конфискацией аппаратуры. За первое правонарушение штрафовали на 10–50 рублей, чаще на 50 — сумма по тем временам не малая. За повторное — на 50–150 рублей, а 150 рублей, это очень много по тем временам, редко у кого была такая месячная зарплата. Кроме законной конфискации аппаратуры использовавшейся для означенных целей, часто нечистые на руку сотрудники органов изымали из квартиры «радиолюбителя» вообще ВСЮ имеющуюся аппаратуру, вплоть до утюга. (Это не шутка). Конечно, все эти вещи, кроме передатчиков, не всегда уничтожались по акту, часто они присваивались заинтересованными лицами, или ими же сдавались в комиссионки.

Сам термин — радиохулиганство появился в СССР с 3 июля 1963, когда, следуя указаниям Пленума Верховного суда, суды низшей инстанции стали выносить приговоры за использование незаконно действующих передатчиков (НДП) по той же самой статье, по которой квалифицировалось обычное, бытовое хулиганство с применением технических средств, а именно по части второй статьи 206 УК РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик.

Критериями начала уголовного преследования нарушителя служил не просто незаконный выход в эфир, а «умышленные действия, выразившиеся в ведении по радио передач, связанных с проявлением явного неуважения к обществу, из озорства, грубо нарушающих общественный порядок, либо создающих помехи радиовещанию и служебной радиосвязи».

В те времена большая часть радиохулиганов использовала примитивные однокаскадные передатчики, чаще всего на лампе 6П3С, собранные по трёхточечной схеме с общим анодом. Антенна, Г-образная или Т-образная, соединялась с контуром через конденсатор. В разрыв антенного провода часто включалась лампочка от фонарика. Её свечение позволяло оператору оценить наличие излучения и глубину модуляции. Промодулированное анодное напряжение бралось с анода же выходного каскада любого УНЧ, например лампового приёмника, проигрывателя, позднее магнитофона. Выходной трансформатор УНЧ играл роль модуляционного дросселя.

Такой передатчик назывался «приставка», а на блатном жаргоне — «шарманка». Он излучал массу гармоник и тем самым создавал помехи приёму радиовещания, телевидения и служебной связи. Несмотря на свою примитивность, такой аппарат позволял в дневное время связаться на расстояние нескольких десятков километров, конечно в зависимости от длины и высоты подвеса антенны и качества заземления.

В ночное время дальность связи увеличивалась, иногда до нескольких сотен километров. Но для «работы на даль» приставки применялись редко. Чаще, для этой цели изготавливались более мощные, двух-трёхкаскадные передатчики.

В их выходных каскадах популярны были ГУ-50 или Г-807, реже ГК-71, ещё реже более мощные лампы. В качестве модуляторов использовались всевозможные ламповые УНЧ, промышленного изготовления и самодельные».

 — конец цитаты.

Продолжение и комментарии следуют.

К началу страницы 

предыдущая | титульная | следующая